• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Политика конфиденциальности
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 11:33 воскресенье, 21 апреля
    Академгородок:
    Пробки: 2 балла
    21.04.2024
    USD: 93.44
    EUR: 99.58
    Мы в соцсетях:
    Подписаться на Статьи
  • Происшествия
  • Человек и общество
  • Государство и власть
  • Наука и образование
  • Культура и спорт
  • Животные
  • Письма
  • Даты
  • Без рубрики
  • 25 января - Татьянин день
  • 26 января – Международный день таможенника
  • 23 февраля – День защитника Отечества
  • 15 марта - День защиты прав потребителей
  • 12 апреля – День космонавтики
  • 9 мая – День Победы!
  • 12 мая – Всемирный день медицинских сестер
  • 31 мая – Всемирный день отказа от курения
  • 1 июня – Международный день защиты детей
  • 8 июня – День социального работника
  • 22 июня – День памяти и скорби
  • 29 июня - День изобретателя и рационализатора
  • 27 июля – День работника торговли
  • 9 августа – День строителя
  • 5 октября - День учителя
  • 23 октября – День работника рекламы
  • 10 ноября – День сотрудника ОВД
  • 22 ноября – День матери
  • 65 лет Великой Победе
  • К 70-летию Великой победы
  • В колонне бессмертного полка
  • Юбиляры победного года
  • Советскому району – 60
  • К 100-летию ВЛКСМ
  • 22 декабря – День энергетика
  • К 120-летию академика М.А. Лаврентьева
  • К Дню автомобилиста
  • К 110-летию генерала-строителя Н.М. Иванова
  • Спецпроект
  • Старые рубрики
  • Здоровье и медицина
  • «ЗНАЙ НАШИХ». НАРОДНЫЙ ПРОЕКТ
  • «У Бродского можно многое взять»

    «У Бродского можно многое взять»

    «У Бродского можно многое взять»

    Владимир Иванович КОЗЛОВ – поэт, литературовед, журналист, медиаменеджер. Родился в 1980 году в г. Дятьково Брянской области. Доктор филологических наук, автор сборника очерков «Русская элегия неканонического периода», поэтических книг «Самостояние», «Опыты на себе», «Красивый добрый страшный лживый смелый человек-невидимка», «Техники длинного дыхания». C 2007 года – главный редактор делового журнала «Эксперт Юг», с 2010-го – руководитель АНО «Инновационные гуманитарные проекты», которое выпускает журнал о поэзии «Prosodia» и медиа prosodia.ru. Лауреат премии фонда А. Вознесенского «Парабола» (2017). Выпустил роман «Рассекающий поле», который вошёл в список премии «Большая книга» (2018). Живёт в Ростове-на-Дону.

    – Недавно в компании знакомых нефилологов зашёл разговор о том, что считать предвестником ритмизованного стиха: колыбельную, марш, молитву?

    – Ответ на этот вопрос известен. Древнее искусство было синкретичным и вышло из культа. Тексты были частью ритуалов. Тексты, которые впоследствии были осознаны как поэтические, не выполняли поэтическую функцию. Поэзия отделялась от ритуала постепенно, хотя молитвы остались молитвами.

    У литературоведа Юрия Лотмана была важная мысль, не очевидная для обывателей, считающих, что естественный текст – это проза, а не поэзия, что поэзию зачем-то выдумали после прозы. Лотман доказывает, что поэзия первична. Ничего другого просто не могло возникнуть в ритуале – магическом пространстве, где всё играет особую роль. Проза – более сложное и гораздо более позднее явление, чем поэзия. У человека должен был сформироваться аппарат, который помог бы отделить художественную прозу от обычной речи. А поэзию не надо отделять: она отделена изначально.

    – Для чего сегодня поэзия? Общество у нас не слишком ритуализировано вроде бы…

    – Сегодня ответ на этот вопрос каждый должен искать сам. Не так давно «Просодия» проводила большой опрос «Русская поэзия и читатель», более 500 любителей поэзии в нём приняли участие. В числе вопросов был такой: какие ваши потребности удовлетворяет поэзия сегодня? Приведу три самых популярных ответа: поэзия – особый ракурс восприятия мира; поэзия – языковая лаборатория; поэзия – наиболее адекватное средство эмоциональной выразительности.

    Мой ответ состоит в том, что поэзия – это точка, в которой человек, разорванный современным миром, собирает себя обратно. Современный мир работает как индустрия по расщеплению человеческого сознания на бесконечное число фрагментов. Он, по сути, выращивает шизофреников – людей, живущих в бесконечном количестве реальностей одновременно. Поэтому и нужна точка сборки. Этому всему нужно что-то противопоставлять.

    – Собрать себя можно только при помощи вербальных инструментов? А как же живопись, музыка?

    – Не знаю, я не живописец и не композитор. Но мне кажется, есть специфика словесных искусств, я исхожу из их уникальных возможностей. Рефлексивных, например.

    – А каким образом авторская рефлексия становится произведением искусства?

    – Это вопрос про то, как вообще что бы то ни было может стать произведением искусства. Рефлексия – один из видов материала, который использует художник, но есть и другие – и с ними те же проблемы: в какой момент материал становится искусством? На мой взгляд – с образа. То есть образ может пустить корни абсолютно из любой детали, из осколка, любого слова. Повторюсь, образный потенциал есть абсолютно во всём. Художник способен его увидеть и выразить.

    – А если выразить в слове не удаётся – перед нами графомания?

    – Я не люблю слова «графомания». Что бы ни писалось, это делается зачем-то. Писать книги – не такое простое дело. Пишущих лучше поощрять, а не бить их по рукам.

    – Как объяснить автору, что стихи его не талантливы, что они не являются поэзией? И в какой момент текст становится произведением искусства?

    – В том-то и сложность текущей литературной ситуации, что заданных правил нет. С любой догмой можно спорить. В тот момент, когда мы читаем очередной шедевр, понимаем, что до его прочтения даже представить себе не могли, что искусство может быть и таким тоже. Искусство – это всегда изменение правил, которое сопряжено с риском того, что эксперимент не будет удачным, не станет новой нормой, не получит внимания и признания. Важна осознанность того, что ты делаешь в искусстве. Любой художник на ранних стадиях становления слишком много занимается самовыражением. Он очень хочет поведать о себе. Но этого для искусства недостаточно. На мой взгляд, искусство начинается тогда, когда появляется вопрос, где ты в истории искусств. Думать, у кого заимствуешь, кого продолжаешь, с кем споришь. Без этого невозможно сделать следующий шаг. Творчество совершается в том большом времени, где все мы живы: и Данте, и Лермонтов, и Кушнер, и Чухонцев.

    – Кого из молодых выделяете?

    – Не хочу никого называть. Но среди авторов «Просодии» многим до 30-35 лет. Мне интересны поэты, за которыми просматривается какой-то путь. Хороший стишок может написать почти каждый. Хорошую подборку – довольно большое число людей. А дальше – дальше путь поэта. Это самое сложное.

    – Кто сильнейший поэт 1960-х, по-вашему?

    – Чухонцев и Бродский. Полные антиподы, на мой взгляд. И при этом очень интересно понимать их обоих.

    – Различаете хорошее стихотворение и очень хорошее?

    – Когда начинаешь критерии формулировать, то всё утекает сквозь пальцы. Но когда видишь хорошее стихотворение, ты сразу понимаешь, что это – оно. Хорошее стихотворение состоялось как образ. Как будто лампочка зажигается.

    – На чьих стихах рекомендовали бы учиться писать современной молодёжи?

    – Думаю, что на чужих стихах надо не учиться писать, а скорее учиться тому, как мастер находит средства для реализации своего художественного замысла. Надо учиться анализировать,  как он это сделал. А если молодой автор просто идёт за голосом мастера, к тому же харизматичного, он ничему не научится. У Бродского можно многое взять – если не идти за его голосом, а проанализировать, как устроена его образная система, его метафизика. И когда научишься так смотреть на больших поэтов, невольно сам станешь иначе относиться к тому, чем занимаешься.

    – И напоследок: какого памятника не хватает Ростову?

    – Неожиданный вопрос… В Ростове лет 14 прожил Солженицын. Он здесь окончил школу, поступил в университет, отсюда призывался на фронт. Мемориальные таблички на соответствующих зданиях есть. И одно время даже обсуждался вопрос о памятнике. Но, к сожалению, это имя до сих пор вызывает волнения. Городские власти решили не рисковать: как бы чего не вышло. Но я надеюсь на то, что мы доживём до памятника Солженицыну в Ростове. Этот человек много думал о своей стране. Он бесспорная величина.

    Юрий ТАТАРЕНКО

    Фото из личного архива В. Козлова

    Другие статьи на тему

    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Сегодня труднее выигрывать!»
    369 0
    "Навигатор" № 13 (1435) от 05.04.24
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Я поэт-реалист!»
    355 0
    "Навигатор" № 12 (1434) от 29.03.24
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Бьорндален – эталон!»
    407 0
    "Навигатор" № 11 (1433) от 22.03.24
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Бьорндален – эталон!»
    497 0
    "Навигатор" № 10 (1432) от 15.03.24
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Где дилетанты – там проблемы!»
    530 0
    "Навигатор" № 9 (1431) от 08.03.24
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Нот всего семь, а гармония – безбрежна»
    411 0
    "Навигатор" № 8 (1430) от 01.03.24

    Популярное