• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 03:48 четверг, 06 мая
    Академгородок:
    Пробки: 0 баллов
    06.05.2021
    USD: 74.86
    EUR: 89.77
    Мы в соцсетях:
    Подписаться на Статьи
  • Происшествия
  • Человек и общество
  • Государство и власть
  • Наука и образование
  • Культура и спорт
  • Животные
  • Письма
  • Даты
  • Без рубрики
  • 25 января - Татьянин день
  • 26 января – Международный день таможенника
  • 23 февраля – День защитника Отечества
  • 15 марта - День защиты прав потребителей
  • 12 апреля – День космонавтики
  • 9 мая – День Победы!
  • 12 мая – Всемирный день медицинских сестер
  • 31 мая – Всемирный день отказа от курения
  • 1 июня – Международный день защиты детей
  • 8 июня – День социального работника
  • 22 июня – День памяти и скорби
  • 29 июня - День изобретателя и рационализатора
  • 27 июля – День работника торговли
  • 9 августа – День строителя
  • 5 октября - День учителя
  • 23 октября – День работника рекламы
  • 10 ноября – День сотрудника ОВД
  • 22 ноября – День матери
  • 65 лет Великой Победе
  • К 70-летию Великой победы
  • В колонне бессмертного полка
  • Юбиляры победного года
  • Советскому району – 60
  • К 100-летию ВЛКСМ
  • 22 декабря – День энергетика
  • К 120-летию академика М.А. Лаврентьева
  • К 110-летию генерала-строителя Н.М. Иванова
  • Спецпроект
  • Старые рубрики
  • Здоровье и медицина
  • «Поэзия для услады слуха – в прошлом»

    «Поэзия для услады слуха – в прошлом»

    «Поэзия для услады слуха – в прошлом»

    21 марта – День поэзии. К этой дате мы публикуем продолжение интервью с Дмитрием Даниловым. В №9 «Навигатора» вышла первая часть – о театре. Сегодня – об авторах, рифме и её отсутствии.

    Дмитрий Данилов – писатель, драматург, поэт. Автор восьми книг прозы, пяти книг стихов и шести пьес. Лауреат множества театральных и литературных премий, в том числе премий журналов «Новый мир» (2012), «Октябрь» (2013), поэтической премии Anthologia (2015), «Нонконформизм» (2016), итальянской литературной премии Citta di Cattolica (2016), премии Андрея Белого в номинации «Проза» (2019).

    – Сегодня поэзия – это искусство для избранных?

    – С отсутствием публики ничего не поделать, увы. Серьёзная современная поэзия сложна для восприятия неподготовленным читателем. В глубокие стихи нужно уметь вчитаться. Это требует большой внутренней работы. Но большинство любителей на это не идут. Поэтому поэзия по-настоящему интересна очень узкому кругу. В нём практически одни только авторы.

    Хотя есть примеры серьёзных, но при этом весьма популярных поэтов – Всеволод Емелин, Андрей Родионов.  Вообще, Андрей немало сделал для популяризации поэзии. Много лет они с Катей Троепольской проводят «Московский слэм». А также организовали и провели несколько поэтически-театральных акций, когда современную поэзию читали со сцены Центра имени Мейерхольда известные артисты. У обычной публики это пользовалось большим успехом.

    – Есть фестиваль, где поэты выступают перед поэтами, причём не более трёх минут…

    – К поэтическим фестивалям не отношусь так, как Наташа Ростова к выходу в свет. Мне приятно выступить в кругу уважаемых мною коллег. А хронометраж чтения стихов совершенно не важен. Ни три, ни тридцать минут не изменят мою жизнь кардинальным образом. Я люблю фестивали и другие тусовочные мероприятия. Рад, что на каждом обнаруживаются прежде мне неизвестные интересные авторы. Дело в том, что я не слишком тщательно мониторю современную поэзию. Читаю в основном то, что попадётся в «Фейсбуке». А также в журнале «Воздух».

    – Как меняется поэзия в ХХI веке?

    – Трудно говорить о тенденциях, когда находишься внутри процесса… Для каких-то глубоких выводов должно пройти время. Сегодня можно рассуждать только о самых общих вещах, например о том, что всё более сильные позиции занимает верлибр, свободный стих. Это естественный процесс. Я совершенно искренне не понимаю, зачем сейчас пишут в рифму.

    – Чтобы стихи не походили на прозу в столбик!

    – Так проза, записанная в столбик, это стихи. Рифма – это способ сделать поэзию красивой. Но не очень понятно, для чего сейчас нужно писать красиво. Убеждён: поэзия для услады слуха осталась в далёком прошлом.

    – Погодите! Ваш друг Емелин пишет только в рифму…

    – В русской поэзии силлаботоника по-прежнему имеет некоторый смысл в силу практической неисчерпаемости рифм. Русские рифмованные стихи, в отличие, например, от англоязычных, не производят впечатление частушек и не вызывают комического эффекта. И да, отдельные отечественные мастера по-прежнему создают силлаботонические шедевры. Но в целом это всё уходящая натура.

    – Как вы относитесь к концепции «приращения смысла» в поэзии, которую поддерживает, к примеру, Дмитрий Кузьмин (поэт, литературный критик, литературовед, издатель, переводчик. – Прим. ред.)?

    – Отношусь хорошо. Согласен с тем, что поэзия (и вообще искусство) должна давать нам какое-то новое знание (в очень широком смысле) о мире и о нас в этом мире. Знание, разумеется, не в примитивно информационном понимании. Это может быть новая сложная эмоция, взгляд под новым углом на привычные, казалось бы, вещи.

    – С вами часто такое происходит?

    – Не часто. Но порой встречаются стихи, от которых не могу оторваться. Прочёл их в книге или подборке – и не можешь идти дальше. Такие встречал у многих современных поэтов: у Фёдора Сваровского, Игоря Лёвшина, Кати Соколовой. Из недавних больших потрясений – стихи киевлянина Юрия Смирнова. Его «Вторжение» – совершенно грандиозный текст. Нашёл его в Фейсбуке. Не мог начитаться, у меня волосы шевелились на голове.

    – Вы уже сами преподаете – а кого считаете своими учителями?

    – Ну, так сразу и не скажешь… Дело в том, что я не занимался ни на каких литературных курсах. И опыта ученичества у меня не было. Не оканчивал литинститута, и не было людей, кого мог бы назвать своим наставником, мастером. Если я к чему-то пришёл, то сам. И по жизни мне не у кого было учиться, что-то перенимать, советоваться…

    Но один человек очень сильно на меня повлиял. И если я чего добился, то его заслуга в этом велика. Это Юрий Витальевич Мамлеев. Его роль важнее роли учителя. Он для меня был… вдохновителем. Лет в 20 прочёл его прозу. Да, это было сразу после армии. Когда мои сверстники взахлёб читали всё, что начали печатать в перестройку, я два года рисовал военные карты. Так вот, Мамлеев стал для меня шокирующим читательским опытом. Сразу, что называется, подсел на его тексты. Подобный шокирующий опыт я получил от чтения Добычина и Хармса. Прочитав их, захотел писать. Но они, увы, давно умерли, а с Юрием Витальевичем, к моему огромному счастью, успел пообщаться.

    Когда мы с ним познакомились в 2006 году, он много хорошего сказал про мою только вышедшую вторую книжку, о том, что чувствует родство нашей прозы. Наговорил таких вещей, что я несколько дней ходил и светился от счастья. Реально было ощущение: жизнь удалась, можно помирать, меня признал сам Мамлеев! Для меня его мнение было важнее оценки миллиона читателей. И мы стали изредка общаться. Очень благодарен жизни за это.

    – Все «прогрессивные люди» давно повыбрасывали телевизоры. А вы?

    – Телевизор у нас есть, но я смотрю только футбол, хоккей и бейсбол. Крайне редко там показывают что-то стоящее, помимо спорта. Помню, года полтора назад посмотрел хороший фильм про Сашу Соколова…

    – Литераторов мало на телеэкране. Кому дали бы интервью – Познеру, Собчак, Дудю?

    – Никому бы не отказал. Каждый по-своему интересен.

    – А какую телепрограмму согласились бы вести?

    – Даже не знаю. Пожалуй, быть ведущим телепередачи о литературе я не захотел бы. Просто не чувствую своей серьёзной компетенции, у меня нет глубоких знаний по литературе.

    – А это обязательно на нашем телевидении?

    – Нет. Пожалуй, беседовать с интересными людьми не в прямом эфире я бы согласился. Появляться на экране творческим людям необходимо. Ведь до сих пор жива эта присказка: если тебя нет в телевизоре, тебя просто нет.

    Юрий ТАТАРЕНКО

    Фото из личного архива Д. Данилова

    Другие статьи на тему

    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Все мои стихи – хорошие»
    286 0
    "Навигатор" № 15 (1287) от 23.04.21
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Все мои стихи – хорошие»
    1107 8
    "Навигатор" № 14 (1286) от 16.04.21
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Мастерство не изнуряет, а питает мастера!»
    613 0
    "Навигатор" № 12 (1284) от 02.04.21
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «Долго придумываю – быстро пишу!»
    418 0
    "Навигатор" № 9 (1281) от 12.03.21
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    «За всё надо платить!»
    528 0
    "Навигатор" № 7 (1279) от 26.02.21
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    Дмитрий ЛЫСЕНКОВ: «Тебя выжимают, как лимон»
    1044 0
    "Навигатор" № 3 (1275) от 29.01.21

    Популярное