• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 24.12.2019, 23:08

    Девочка, которую оставили умирать в мусорке, выжила и ищет родителей

    Девочка, которую оставили умирать в мусорке, выжила и ищет родителей

    Девочка, которую оставили умирать в мусорке, выжила и ищет родителей

    Арина пыталась искать родителей в социальных сетях, но ничего не вышло. Все, что у нее есть из прошлого, одна бумажка из милиции и свидетельство о рождении.

    23 года назад в подъезде новосибирской многоэтажки жильцы услышали писк. Думали, мяукает котенок, застрял в мусоропроводе. Но достали оттуда живого ребенка – новорожденную девочку. Приехала «Скорая», малышку увезли в 25-ю медсанчасть. Выкинули младенца 28 января, в морозы, завернув в целлофан. Рядом валялись рыбные очистки, грязь, отходы. Казалось бы, не было шансов спасти... Но девочка выжила. А еще почему-то выросла очень доброй. Открытая и непосредственная, она смотрит на этот мир влюбленными глазами. Говорит откровенно: «Я ее ищу», – это про маму. Арина Забара надеется, что кто-нибудь из читателей КП-Новосибирск поможет ей. Мы тоже верим в новогоднее чудо и рассказываем историю этой девушки.

    «РЫБОНЬКА МОЯ»

    Жизнь Ариши сложилась хорошо. В больнице работала женщина, чья знакомая Татьяна Мордовина – приемная многодетная мама. В эту семью девочка и попала. Вместе с Ариной в семье жили около 30 ребятишек, но это было гораздо лучше, чем детский дом в 1996 году.

    – Там была именно семья. Я чувствовала заботу, любовь. У меня с младенчества проблемы с кожей - может, из-за того, что меня нашли в мусоре с рыбными очистками. Кожа раньше вообще словно чешуйками была покрыта. Помню, как папа гладил мои ручки и приговаривал: «Рыбонька моя». Это одно из тех теплых детских воспоминаний, которые останутся навсегда, – призналась КП-Новосибирск девушка.

    У Арины было два папы. Сначала – папа Витя, первый муж Татьяны. Когда девочке было семь лет, он умер. Этот период жизни Арина вспоминает со слезами на глазах. Любила и хоронила отца как родного. Потом в жизни мамы появился новый человек – Сергей. На самом деле это был старый знакомый Татьяны, друг Виктора. В семью он вошел плавно, все произошло как-то по-свойски. Дети из большой семьи скоро и его стали называть папой.

    – Папа Сережа – бывший военный. С ним все было по плану и распорядку, но весело. Мы вставали в 6 часов утра под его «По-о-одъе-е-ем!», делали зарядку. Завтрак, ужин – все строго по часам, – Арина почти смеется, когда описывает жизнь семьи. – Мама, конечно, не могла каждому уделить много внимания, но нас воспитали хорошими людьми, в нас вкладывали душу, я это чувствую. И если от мамы было больше воспитательной заботы, она занималась всеми и не выделяла среди нас любимчиков, то от папы – такая балующая любовь.

    «ХОТЕЛОСЬ МАМУ УВИДЕТЬ, ПОСМОТРЕТЬ НА НЕЕ»

    Как узнала свою историю, Арина помнит. В целом мама никогда не скрывала от детей, что они приемные, говорила сразу. О том, как и где нашли именно Аришу, тоже рассказывала, но как бы вскользь или наполовину, не хотела травмировать ребенка.

    – Дети ведь, когда маленькие, не все осознают, не все понимают. И я тоже, – говорит Арина. – Вообще, понимание того, что меня просто выкинули в мусоропровод и что это жестоко, пришло лет в 12. Я тогда к маме подошла и уверенно попросила: «Расскажи все». Она рассказала. Я была в шоке. Надолго замкнулась. Переживала. Боялась потом много лет, что гены у меня какие-то не такие – вдруг я со своим ребенком так же поступлю… А потом вроде как отпустило.
     
    На вопрос о том, злится ли она на биологических родителей, Арина отвечает так, как будто не понимает вопрос: на что, мол, злиться?
     
    – Мне еще больше захотелось найти своих биологических родителей, посмотреть им в глаза. Я понимаю, что их, возможно, уже нет в живых. Хотелось бы маму увидеть, посмотреть на нее. А вдруг у меня есть братья, сестры? Как мама живет с этим? – Арина вроде как задает вопрос и тут же сама отвечает: – Может, у них такая ситуация была в жизни. Хотя можно же было написать отказ… Я думаю о родителях, мне хочется увидеть их. Найти. Может, помочь… Если нужна помощь, я не отвернусь. Не смотрите на меня так (обращается к журналисту. – Прим. ред.). Шок у меня был, да… Но чтобы злиться?.. Зачем? Я же понимала, что они не виноваты. Я никогда не держала зла. Возможно, ситуация была такая, что иначе поступить было нельзя.
     
    «У МЕНЯ, НАВЕРНОЕ, ЕСТЬ ТАЙНА»
     

    Арине интересно разглядывать свои документы:  их немного, но они для нее очень важны. Это как будто тоненькая ниточка, связывающая ее с тайной рождения. Только вот эту тайну она никак не может разгадать.

    – У меня есть свидетельство о рождении. Там я записана как Карелия Николаевна Зеркалова. Мама – Мария Ивановна Зеркалова, папа – Николай Николаевич Зеркалов. Выдано 11 марта 1996 года. Этот документ передали приемной маме, когда она брала меня под опеку. Кто вписывал родителей? Я думала, что это настоящие люди вписаны. Перерыла весь интернет, все соцсети. Не нашла людей с такой фамилией, – вздыхает девушка.

    Арина не верит, что сотрудники ЗАГСа вписали имена просто так, чтобы прочерка не было, – ей хочется думать, что ее все-таки оформили сначала по-человечески, а вот что случилось потом… В голове масса вариантов. Арина может шутить, улыбаясь: «Вдруг я миллионерша, например». Потом меняется за секунду в лице и произносит: «Или вдруг там какие-нибудь бандиты замешаны? Это же были 1990-е, столько криминала...»

    Просим Арину рассказать, есть ли, по ее мнению, идеальный вариант?

    – Идеальный вариант из возможных… Я думаю, она зрелая женщина, ей лет 40, замужем. Дети есть. Я не хочу, чтобы она сидела в подъезде и пиво пила, нет. Про наркоманию тоже мысли отгоняю. Я представляю, что у нее семья. Что она живет в достатке. Что она не знает, что я существую. Выкинула по молодости и забыла. Или, может, это даже не она сделала. Может, отец сидел. Может, это ее родители сделали. Не знаю. Ситуации разные в жизни бывают. Вдруг мама жива? – надеется Арина. – Думает обо мне, вспоминает… Хочет меня найти…

    Признается: о тайне своего рождения думала раньше каждый день, теперь – через день. Среди документов есть акт из полиции, где написано, кто, как и где нашел девочку, там указан адрес.

    – Когда мне было 16 лет, я нашла этот дом. Собралась с духом, приехала. А что дальше? Постояла, посмотрела и ушла, – вспоминает Арина. – Не буду же по всем квартирам ходить… «Дурку» еще кто-нибудь вызовет. Хотя сейчас уже думаю, что надо вернуться: вдруг кто-то что-то помнит, знает?.. Но ведь полиция тоже искала, никого не нашла…

    Кстати, почему в документах указано другое имя? Девушка сменила и имя, и фамилию в 14 лет, когда пришло время получать паспорт. Стала Ариной Мордовиной. Забара – это фамилия второго мужа. С первым, отцом ее четырехлетнего Кирилла, была та еще история…

    «НЕ БУДЕШЬ НИ С КЕМ»

    После школы Арина поступила в колледж культуры, училась на хореографа. Бросила на последнем курсе. Вышла замуж, забеременела.

    – Начиналось все как у всех – с темной ноченьки. Любовь, свадьба… Переехали жить к его родителям. Я родила, все было хорошо – жили не тужили. Потом он начал пить, руку поднимать. Раз, два, три – я молчала, а потом вещи собрала и уехала. Знаете, не для этого меня спасали. Сыну тогда было восемь месяцев, – рассказывает Арина.

    Муж бегал за ней, просил прощения, обещал, что все наладится. Она даже вернулась, но потом все началось по новой.

    – Мы развелись, и я попросила его успокоиться, не мучить ни меня, ни себя, не травмировать сына. Потом мы как-то гуляли с Кириллом на улице. Бывший муж подловил и избил. Сильно. При ребенке. Сказал: «Ты будешь или со мной, или ни с кем». У меня на лице много костей было сломано. В больнице операцию делали. После этого наши дорожки окончательно разошлись. Не знаю, почему он отстал. Может потому что я свою любовь встретила? – рассуждает девушка.

    Сейчас Арина снова замужем. Во второй раз как-то быстро все получилось, почти без ухаживаний. Познакомила подруга, а потом он вдруг пришел к Арине на работу с ключами и сказал: «Чтобы завтра была дома». Муж историю маленькой Арины-Карелии знает – рассказала обо всем через неделю. Обнялись, поплакали.

    У Арины есть дом, в доме – елка, собака, на столе – чай и конфеты. Девушка бегает по квартире в шортах, сын трясет ее за руку: «Мама, разверни!» – и подсовывает конфету. Все как у всех. Ничего необычного, как она и хотела. Еще бы мама была рядом…

    Если вы знаете кого-нибудь из семьи Зеркаловых, можете как-то помочь найти родителей Арины, обязательно позвоните в редакцию КП-Новосибирск по номеру 8-923-145-11-03.

    Источник: КП-Новосибирск

     
     
     

    Другие новости на тему

    Популярное