• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 18:35 суббота, 04 июля
    Академгородок:
    Пробки: 1 балл
    04.07.2020
    USD: 70.5
    EUR: 79.22
    Мы в соцсетях:
    Подписаться на Статьи
  • Происшествия
  • Человек и общество
  • Государство и власть
  • Наука и образование
  • Культура и спорт
  • Животные
  • Письма
  • Даты
  • Спецпроект
  • Старые рубрики
  • Здоровье и медицина
  • Жизнь на войне

    Жизнь на войне

    Жизнь на войне

    Владимир Ильич МАЛИНИН ушёл на фронт, когда ему было 17. Сейчас ветерану, много лет проработавшему в Институте теплофизики СО РАН рабочим, 87. С читателями «Навигатора» он делится воспоминаниями о том страшном времени – Великой Отечественной войне.

    Люди, прошедшие её, – это поколение особой закваски, ими нельзя не восхищаться. Владимир Ильич – человек интересный, обаятельный, творческий, пишет стихи, несмотря на свой возраст и практически полное отсутствие зрения, ведёт активную жизнь, участвует во всевозможных мероприятиях, даже делает плакаты ко Дню Победы.

    – Я родился в 1927-м. Родители в 20-х из Псковской области переехали в Новосибирск, в Кировскую коммуну. Потом её переделали в колхоз «Заря», позже – в колхоз имени Кирова. Люди считают, что Академгородок строился в диком лесу, но это заблуждение. Коммуна находилась на месте нынешнего Ботанического сада. В 30-х годах, когда её разогнали, переехали  на станцию Инскую. В то время ходил тиф, был голод, которые  не пощадили и мою 22-летнюю мать. После этого отец уехал в Псков, а мы с братом остались у дедушки с бабушкой, которые нас и воспитали.

    На фронт

    5 сентября 1944 года меня забрали на фронт. Брать-то не хотели, говорили, что молодой, но я их уговорил, ведь к тому времени работал в колхозе трактористом и чувствовал себя вполне взрослым. Меня на четыре месяца отправили учиться в танковую школу Омска на заряжающего, хотя легко мог заменить любого члена экипажа. После окончания мы были в резерве, сначала в Польше, потом вошли в Германию.

    Непосредственно на фронте я провёл две недели в апреле 1945 года, и это было немало – после хорошего боя 70-80 процентов людей погибало, а среди оставшихся двадцати были в основном раненые или пленные. На фронте никто долго не задерживался: день-два, бой – и нет человека. Так били друг друга «Катюшами», «Ванюшами» («Nebelwerfer» — германский буксируемый реактивный миномёт), что с двух сторон никого и ничего не оставалось, одно выжженное поле. Даже насекомые погибали.

    Что такое танк? Впереди слева – механик-водитель сидит, справа – радист, я, заряжающий, – внизу. Кругом по бокам – снаряды. Рядом со мной – стрелок, командир орудия. А выше, в башне, – командир танка. У них есть обзор, видят, что происходит вокруг, у заряжающего с радистом – нет.

    Когда вылезешь из танка, осмотришься – вдоль дорог валяются пушки, танки, машины, повозки, лошади. От деревень зачастую одни трубы печные оставались. Людей подбирали, санитарное захоронение нужно было делать обязательно. Танк, кружась на одном месте, делал углубление в земле, куда и складывали трупы ёлочкой и слегка присыпали землей – поэтому поисковые отряды находят их сейчас без проблем. На лицо накидывали шинельку, а ордена, медали снимали. Одна награда зачастую проходила через нескольких людей. Погиб – вручалась живому герою.

    Обычная история

    В Омске нас кормили картошкой. Один раз подмороженная она была ещё съедобной, а вот больше – становилась твёрдой и пахла самогонкой. Мы – худые, голодные. А за месяц до отправки на фронт стали откармливать: и колбаску, и шпик, и американский жир давали. На фронте кормили хорошо, мы даже щёки отъели. Каша, щи, колбаса – всё было. Хлеба давали 800 граммов в день на человека. Фронтовых «100 грамм» – не было, это для пехотинцев, чтоб не страшно было умирать. Нам нужна была ясная голова и твёрдая рука.

    Было ли мне страшно? Первое время на фронте у всех, как правило, красная пелена перед глазами – растерянность и непонимание. Человек мало что соображает, нужно привыкнуть к боям. Многие не успевали…

    Как-то в Германии выбивали из города большую группировку. У нас был приказ: по жилым помещениям не стрелять. А они ведь прячутся в домах. Близко подойдешь – получишь фаустпатрон, шишку, которая стреляет на 150 метров, броню прожигает. Тогда мы расстреляли все снаряды, и я потерял зрение.

    Законы времени

    Ну что ещё рассказать... Когда вышел 127-й приказ «не отступать», появились и заградотряды. Но они применялись, конечно, только для пехоты. Были и штрафбаты, только их больше 250 человек не делали, иначе опасно, они же вооружённые…Сзади шло человек 100 – прикрытие. Если начинали отступать – стреляли. Были стукачи. Ты сказал слово, а комиссар уже знает. Все должны были говорить только на русском: узбекам, таджикам и остальным запрещалось общаться между собой на родном языке. За нарушение отправляли в штрафбат. Такие были порядки!

    Закон войны был с обеих сторон. Немцы наших раненых пристреливали (их было очень много!), мы тоже не брали раненых – своих девать некуда. Хотя был приказ Сталина: за убийство пленных 10 лет или штрафбат, в плен попадали обычно здоровые.

    Сказать, что мы были сильно благородные, не могу: все люди разные. Однако когда зашли в Германию, некоторые безобразничали. Но о таких вещах я только сейчас стал размышлять, а в 17 лет – кто об этом думает! Ненависти точно не испытывал, помню только, что пленные какое-то недоверие вызывали. А когда стал постарше, начал думать, что они были такими же, как я – простыми ребятами, жертвами времени, государства и идеологии.

    Война – это искусство. Надо уметь воевать, причём без лишних эмоций. У нас даже «ура» не кричали. Чего уракать-то?! Приспособься и целься получше, чтобы противника убрать. Остальное бессмысленно.

    Когда война закончилась, скучно стало. О Победе объявили с 8 на 9 мая – и все растерялись. Как это так – не надо воевать!

    *     *     *

    3 августа мне будет 88 лет. Мы – самые молодые участники войны. Я почти слепой, пороховыми газами сожгло всю слизистую оболочку глаз. Так было почти у всех танкистов: вентиляция плохо работала – аккумуляторы берегли.

    В ноябре 1946 года меня приказом комиссовали. После войны работал бригадиром, делали установки для институтов СО РАН – центрифуги, выпарки, стеклодувные цеха оборудовали. Сделанное мною служит до сих пор! Но это уже другая история.

    Записала Елизавета САДЫКОВА

    29.07.2016, 07:39 Валентин
    Пишите хоть в 20-й раз, только проверяйте о чём пишите. Конкретно:В начале статьи говорит автор, что В.И. 87 лет, 2016-87=1929 г, ушёл на войну 17 летним, 1929+17=1946 г. (война закончилась в 1945г., как известно.)Далее В.И. говорит: я родился в 1927г.1927+17=1944 г.,далее он говорит "на фронте я провёл две недели в апреле 1945 г.Далее о возрасте: В конце статьи В.И. говорит "в апреле мне будет 88 лет" (2016-88=1928 г.+17=1945 г.Это наверное ближе к истине).Какие насекомые погибали после боя в апреле? (наверное вши, но вряд ли).В отношении танка. На каком танке воевал В.И.? Экипаж Т-34 4 человека:командир танка, механик-водитель, командир башни в обязанности которого входило заряжание пушки и пулемета во время боя,радиотелеграфист-пулемётчик.Приказ №227 вышел 28.07.1942 г.,вашему герою было от 13 до 15 лет, судя по разноречивым дням рождения. Штрафбаты и т.д. это фантазии не соответствующие положениям приказа. 100 грамм: введены постановлением ГКО №562с в 1941 г.,в 1942 г. водку выдавали только тем кто вел наступательные бои, а не тем кому умирать было-бы легче, в соответствии с постановлением ГКО№3272 от 30.04.43 г.,массовую выдачу водки прекратили,выдавали только тем кто вел наступление.Решение принимали Военные советы фронтов, отдельных армий.Награды: смотрите Указы ПВС (президиума Верховного Совета СССр)1942,1942 г. были исключения, но это не система. с Наградами связаны льготы, гарантии и т.д.Я уважаю старость и возраст. Мне тоже 66 лет. Мне обидно за отца, который в 25 лет вернулся с войны с тяжёлым ранением, медалью "за отвагу" о чем есть Указ и представление командира полка о его подвиге. Да подвиге. Те, кто прошёл войну они совершили подвиг. Их уже остались единицы по России. И если человеку 86,87,88 лет и он где-то краешком задел ту войну, то и надо писать о краешке, писать правду,не придумывать,не передергивать факты. Это противно и обидно за дейтвительно тех кто воевал ,
    21.07.2016, 03:54 От редакции
    А что вы так пристрастны, Эвелина? Ветеранов войны не так много осталось, внимание к ним не лишнее. К тому же материалы, которые пишут про них сами сотрудники институтов, - большая редкость. А у дедушки скоро день рождения. Чем ворчать, лучше поздравьте заслуженного человека.
    21.07.2016, 01:14 Эвелина
    Вы пишете о нём в 4й раз!!!

    Другие статьи на тему

    Человек и общество / Живая история
    Он строил Академгородок
    1094 0
    "Навигатор" № 19 (1241) от 22.05.20
    Человек и общество / Живая история
    Шрамы войны
    255 0
    "Навигатор" № 17 (1239) от 08.05.20
    Человек и общество / Живая история
    Детство, память и война
    1114 3
    "Навигатор" № 16 (1238) от 01.05.20
    Человек и общество / Живая история
    Воспоминания о войне
    948 0
    "Навигатор" № 8 (1230) от 06.03.20
    Человек и общество / Живая история
    Коммуна, вдохновлённая наукой
    2210 1
    "Навигатор" № 1 (1223) от 17.01.20
    Человек и общество / Живая история
    Бой с невидимым врагом
    1115 0
    "Навигатор" № 48 (1219) от 06.12.19

    Популярное