• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • В царской России общая мощность гидроэлектростанций в 1913 году составляла всего лишь 16 тыс. кВт, самая крупная из них имела мощность 1,35 тыс. кВт. Примерно в этот период времени появилась необходимость строительства ГЭС в Новониколаевске (с 1925 г. – Новосибирск).

    Идея использования силы реки возникла у городской власти. Из города было направлено письмо купцу Горохову, имевшему мельницу на реке Бердь, с просьбой поделиться опытом. Кроме того, власти Новониколаевска обратились с просьбой к специалистам Риги, Кургана, Томска, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга с просьбой о проведении изыскательских работ на реке Иня для определения места строительства ГЭС, ее предполагаемой мощности, а также стоимости работ. Этому проекту не суждено было осуществиться. Помешали Первая мировая война, Октябрьская революция.

    Развитие гидроэнергетики в России было стимулировано принятым в 1920 году Государственным планом электрификации (ГОЭРЛО). К идее строительства гидроэлектростанций на сибирских реках вернулись в 1930-е годы. Использование водных ресурсов р. Оби для народно-хозяйственных целей рассматривалось в 1932-1937 годах, но работы были прекращены до окончания Великой Отечественной войны.

    Изыскательские работы возобновились в августе 1945 года на реке Обь – одной из крупнейших в мире. По площади водосбора она занимает пятое место на земном шаре, 2 990 000 кв. км.

    За годы войны Новосибирск вырос в мощный индустриальный центр (сюда эвакуировали многие промышленные предприятия) и испытывал острую нехватку электроэнергии. По этой причине не проводились работы по электрификации железных дорог и сельского хозяйства Новосибирской области. Это неблагоприятно сказывалось на экономическом развитии региона. Остро стоял вопрос об изыскании дополнительных источников электроснабжения Западной Сибири.

    В марте 1945 года Ленинградскому отделению «Гидроэнергопроект» было поручено выполнить проектное задание Новосибирской ГЭС и выбрать створ для будущего места строительства.

    В 1950 году вышло постановление Совета Министров СССР о строительстве ряда гидроэлектростанций. Почти в одно время с Новосибирской возводились Куйбышевская, Горьковская на Волге, Братская и Иркутская ГЭС на Ангаре, Цимлянская на Дону, Каховская на Днепре, Камская, Усть-Каменогорская и другие станции.

    В октябре того же года специально созданной государственной комиссией было определено место строительства Новосибирской ГЭС. Наиболее благоприятными геологическими и топографическими условиями для строительства гидроузла обладал створ у деревни Нижние Чемы вверх по течению от города Новосибирска. Проект строительства ГЭС выполнило Ленинградское отделение Гидроэнергопроекта.

    4 января 1950 года приказом Министерства электростанций организовали специализированное монтажное управление «Новосибирскгэсстрой», а уже весной начались работы: готовилось ложе под будущее водохранилище и место, где реку должна была перекрыть плотина. В 1953 году в торжественной обстановке провели укладку первого бетона, само же перекрытие реки проводилось осенью 1956 года. Работы по перекрытию велись с огромным трудом. Через Обь навели понтонный мост, на который заезжали самосвалы, чтобы сбросить в воду свой груз – гравий и камни. Но шквальный ветер сорвал понтонный мост. Тогда, впервые в истории перекрытия крупных рек, работы решили вести пионерным способом. С двух берегов вереницы машин начали отсыпку навстречу друг другу. И 5 ноября река была перекрыта.

    После перекрытия весь водный поток был направлен через «гребенку» водосливной плотины. Станционная часть ГЭС не была готова принять водный поток и была огорожена ряжевой перемычкой от водосливной плотины.

    Первый весенний паводок 1957 года для Обского гидроузла оказался нелегким. Объем воды был велик, но из-за неготовности сооружения станционная часть не участвовала в ее пропуске. Пропуск производился с толстым и крепким льдом из-за холодной зимы. Как ни укрепляли строители колонны эстакады, лед сломал все укрепления и повалил колонны, а вместе с ними рухнули несколько пролетов эстакады. Заново был пересмотрен проект организации работ по возведению бетонных бычков и монтажу рабочих затворов водосливной плотины. Это вызвало задержку подъема воды в водохранилище до проектных отметок почти на год.

    Одной из важных задач на строительстве гидроэлектростанции было сооружение плотины. Плотина становилась межой между рекой и будущим сибирским морем. На месте плотины было огромное торфяное болото, во всю длину предполагаемой засыпки. Место было покрыто богатой растительностью: лесом и кустарниками. Руководство поставило перед гидростроителями задачу: вычерпывать болото землеснарядами, а затем засыпать твердым песчано-гравийным грунтом. Работа земляных снарядов не дала нужного результата: трубы забивались ветками, корневищами и кустарником. Часть пней люди пытались выкорчевать лебедками. Попытки заканчивались неудачей.

    Руководством было принято решение: откачать воду из болота, заморозить торфяник, а потом с помощью взрывов произвести его выемку. Зимой 1953 года торф подняли и вывезли, рассыпали его по пойме реки. Если говорить об объеме, то, по примерным подсчетам, было вывезено из болота около одного миллиона кубов торфа. По окончании работ глубина образовавшегося котлована достигала местами до 12-14 метров. Гидромеханизацию запустили в работу летом: велись работы по намыву песчано-гравийного грунта. Приблизительно около 12 миллионов куб. метров грунта было перекачано и уложено в тело плотины. Такого передвижения земли Западная Сибирь не знала. Намыв плотины длился до 1956 года, четыре года, кроме зим – пока могли работать землеснаряды. Ориентир по высоте держали на известную всем гидростроителям отметку 113,50. Плотина шла в направлении от шлюза к левому берегу Оби. Русловая часть плотины намывалась с 1956 по 1957 годы с креплением верхового откоса бетоном.

    После завершения всех работ на плотине приступили к бетонированию дороги. Здесь можно упомянуть о существенном факте, повлиявшем на строительство Новосибирской ГЭС. Строительство гидротехнического производственного комплекса посетил Председатель Совета Министров Н.С. Хрущев. Он обратил внимание на медлительность строительства и на его дороговизну. Реакция на критику главы правительства не заставила долго ждать. Последовали циркуляры и урезывание средств на строительство. Экономия была повсюду, она коснулась и отделки здания ГЭС. Вместо облицовки плитами оно было отделано штукатуркой.

    Под урезание бюджета попала и бетонная дорога. Сначала хотели укладывать бетон на ширину 4 метра. После долгих споров ширину бетонной дороги решили делать 9 метров. Благодаря этому на водосливной плотине машины идут по асфальтовой дороге в два ряда. В августе 1960 года был сдан в эксплуатацию мост через станционный узел.

    Героический труд гидростроителей Новосибирской ГЭС приравнивается к подвигу. И сегодня удивляют темпы ее строительства: в мае 1953 года был уложен первый бетон в первый ярус монтажной площадки гидростанции, весной 1955 года начата укладка бетона в водосливную плотину, в ноябре 1956 года перекрыто русло Оби, следующим летом открыто временное судоходство через шлюз и начат монтаж первого гидроагрегата. К концу 1957 года уже два блока станции введены в работу, последний, седьмой агрегат запущен в марте 1959 года. Ударный ритм строительства, темпы преобразований нашли отражение в творчестве новосибирских художников, которые были захвачены всеобщим энтузиазмом. Их зарисовки, этюды и эскизы вызывали большой интерес и живой отклик зрителей. Начиная с 1954-1955 годов на художественных выставках Новосибирского отделения Союза художников стали выставляться работы с «переднего края». Впоследствии появились и картины, тематически посвященные Новосибирской ГЭС и ее строителям. В середине 1970-х Новосибирская ГЭС вошла в список охраняемых архитектурных памятников истории и культуры России.

    Запуск станции был как нельзя кстати: энергетические мощности четырех ТЭЦ Новосибирска и Барабинской ГРЭС уже не удовлетворяли потребностям растущего города и области в электроэнергии.

    К пуску первого гидроагрегата удалось поднять водохранилище до отметки. К 4 ноябрю 1957 года он был поставлен на холостые обороты, при напоре 10 метров. Для устранения механических и электрических неисправностей его приходилось останавливать в течение нескольких дней. По завершению подготовительных работ 10 ноября 1957 года первый гидроагрегат Новосибирской ГЭС методом самосинхронизации был включен в сеть.

    Годы временной эксплуатации совпали с сильными сибирскими морозами. Маневрирование затворами перед турбинами производились при температуре минус 30-40 градусов. При пуске 31 декабря 1957 года 2-го агрегата мостовые краны не смогли оторвать примерзший рабочий затвор от порога. Руководство пошло на риск: отключили защиту крана от перегруза. В результате механизм не выдержал, лопнула тележка крана. В срочном порядке организовали подъемный такелаж, затворы поднимались при помощи электролебедок. Условия труда были тяжелые. Строительные и монтажные работы шли одновременно с эксплуатацией оборудования.

    По временной схеме были задействованы главный пульт управления, щит постоянного тока, аккумуляторная батарея, пневматическое хозяйство, питание собственных нужд агрегатов и многое другое. По графику строительных работ монтаж системы осушения проводился поздно, и это влияло на проведение необходимых осмотров и ремонта проточной части гидроагрегатов. По этой причине в период временной эксплуатации Новосибирской ГЭС они практически не проводились. Весь первый год гидроагрегаты работали с равномерной постоянной нагрузкой. Уровни верхнего и нижнего бьефов регулировались рабочими затворами донных водовыпусков.

    В целом надо отметить удачное проектное решение гидроузла, но в период временной эксплуатации был выявлен ряд проектных недоработок. Выявлялись недоделки, дефекты проекта, заводские, конструкторские и технологические недостатки оборудования. Запроектированные площади помещений для ремонтного и эксплуатационного персонала были недостаточными. То же самое было с помещениями для базы гидротехнического цеха, автогаража, складов. Монтажная площадка из-за ее малых размеров с трудом позволяла проведение длительного капитального ремонта агрегата. Людям не хватало столовой, медпункта, а бытовки не отвечали потребностям гидростроителей и эксплуатационников. Из-за дефицита мощности энергосистемы Новосибирской области все работы проводились спешно. В силу своих возможностей руководство пыталось решать возникающие вопросы. Так, были построены гараж, склад ГСМ, склад МТС, база гидроцеха, 4-этажная вставка для персонала электромашинного цеха и частично персонала ремонтных предприятий с бытовками.

    До 1961 года продолжались работы по вводу остальных агрегатов. Из-за дефицита энергии турбины вводились в строй спешно. Строительно-монтажные работы шли одновременно с эксплуатацией оборудования. Потолок у машинного зала отсутствовал, поэтому был возведен временный шатер. Под ним были поставлены под нагрузку и включенные в сеть гидроагрегаты. В 1958 году вступили в строй еще три: третий агрегат – 31 марта, четвертый – 17 августа, пятый – 10 ноября, а в 1959 году введены остальные два агрегата, шестой и седьмой – 31 марта. После ввода в строй всех семи агрегатов начались большие работы по механизации и автоматизации производства. Станция работала на полную проектную мощность, вступив в период временной эксплуатации.

    С ввода в постоянную эксплуатацию 12 августа 1961 года на Новосибирской ГЭС произошло немало событий и возникло вопросов, требующих своего решения в новых экономических условиях. В 1980 году в результате творческой инициативы инженерно-технических работников и рабочих установленная мощность Новосибирской ГЭС увеличилась с 400 до 455 тысяч киловатт. Это дало годовой экономический эффект по энергосистеме в целом.

    Фото Вадима Махорова, предоставлено пресс-службой Новосибирской ГЭС